Надежда

Знаешь ли, что кроется за этими вершинами гор, острыми пиками лесов, северной мглой солнца? Дни и ночи, дни и ночи надежды…

Бесконечно шли мы сюда и видели лишь одни просторы, за которыми свет чернел, и наливались золотом звезды. Бесконечно клонился небосвод вдаль, и горели сердца отчаянием и жаждой. А когда светало, то кричали реки, полнили воды солнцем, и птицы прорезали облака…

Навсегда останется здесь и сейчас в орбитах притяжение, и всё будет вечно ходить по землям, по судьбам своим чередом. Что тогда один день жизни того, кто дышит лишь желанием, мечтой, когда-либо ощутить хоть долю совершенства и величия непроходимого, непознаваемого мироздания?

И был вечер, и было утро: день первый.

Еще раз заметив осколки, он обернулся… не смотрит ли кто? Совсем один, переживая вспышку хаоса, он вдруг почувствовал смятение, подбирая с паркета стекла, мысли, руки… Какая тусклая картина одиночества. Никто не должен видеть, как он делает это, как мнется его пиджак, чувства и воспоминания… Он будто не принадлежит сейчас себе, разбрасывает испуг то в угол к шторам, где блики ламп играют с кружевом, то в на пар заводских труб красных в окне.

Если сейчас кто-нибудь войдет, то всему конец: он навсегда застынет страшным, нелюбящим, спящим в стенах, что она голосом своим пронизала и ушла.

Спустя полминуты он громко хлопну дверью и вышел прочь. Губы, нервно дрожавшие, вот-вот желали бросаться словами… кожа на лице каменела, глаза сверкали, руки он, сжав в кулак, сунул в карманы, и, с болью ощущая стеклянную пыль, улыбнулся вдруг.

Если бы день был ночью, то мы бы и не узнали об этом. Если бы любовь была ненавистью, то мы бы ненавидели. Если стеклу сужено разбиться, то осколки его останутся стеклом, как останутся лучи света светом, а остатки любви — любовью.

Надежда вдруг блеснула в его сердце. «Это не конец», — подумал он. «Если

бы меня не было вовсе, то не было б и всего, что есть в мире. Не было бы для меня… Но я бы и не знал! Так значит, пусть и гонимый, но я есть, и жизнь любит меня, и жизнь даст мне то, что всеми силами смогу я беречь до конца своих дней — силами, что я сберег для себя, и для этой жизни».

И был вечер, и было утро: день последний.

 * Photo by Ben Zank

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s